Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

"Я живу так, что увидеть меня - значит поймать с поличным" (с)

"И посему, принимаясь рассуждать о жизни нынешней и жизни минувшей, я, признаться, только и делаю, что шатаюсь по театральным фойе, кофейням, танцевальным вечерам, ипподромам, ярмарочным балаганам, увеселительным заведениям и прочим веселым, развлекательным местам, и в то время, как все серьезное человечество теперь, как и встарь, корпит в своих конторах, трудится за своими унылыми станками и гнет спину на каждодневной работе."
Уильям Теккерей. "Виргинцы"

DSC_0288

"Всегда! Какое ужасное слово! Я содрогаюсь, когда слышу его" (с) Oscar Wilde House

"Кончилось время меблированных комнат. Они сняли дом на Тайт-cтрит и обставили его, по мнению эстетов, с большим вкусом. Правоверные же викторианцы сочли убранство дома раздражающим и весьма странным.
На первом этаже находился кабинет Уайльда. Стены его были бледножелтыми с красной обшивкой. В углу на колонне стояла копия Гермеса работы Праксителя. Вдоль стен тянулись полки с книгами. Из холла открывался проход в столовую: ярко-голубой потолок, мебель из желтого дерева, белые занавески с желтым вышитым рисунком. Здесь, наконец, обрел подобающее ему место голубой оксфордский фарфор, который с достойной изумления стойкостью пережил все перипетии пребывания в ломбардах.
На втором этаже располагался салон с рисунками Уистлера и с японскими вазами, а также еще более причудливый smoking-room, обитый обоями во вкусе Уильяма Морриса - на темно-алом фоне поблескивало золото. Вокруг - восточные диваны и оттоманки, мавританские портьеры и фонари, на окнах занавески из стеклянных бусин. Сюда сходились гости: Джон Саргент, Раскин, Марк Твен, Роберт Браунинг, Суинберн, Сара Бернар - не считая менее известных мастеров пера, кисти и театра.
В этом окружении Уайльд показывал гостям свою жену, каждый месяц наряжая ее в разное платье: греческое, средневековое, венецианское эпохи Возрождения, голландское или времен Директории. Госпожа Констанция казалась одним из образов, порожденных фантазией Оскара, вызванным к жизни по властному, магическому слову его."
Ян Парандовский. "Король жизни"

P1150528

В доме на Тайт-стрит, 34, в Челси, Оскар Уайльд поселился вскоре после своей женитьбы в 1884 году на Констанции Ллойд и прожил в нем до 1895 года, до дня своего ареста.
Здесь были написаны - "Портрет Дориана Грэя", "Веер леди Уиндермир", "Идеальный муж", "Женщина, не стоящая внимания", "Как важно быть серьёзным", "Счастливый Принц и другие сказки".

Collapse )

"Кому какое дело, что я думал? Достаточно того, что я сказал!"(c) Ezra Weston Loomis Pound

"Идите, песни мои, ищите поклонения у молодых и нетерпеливых
Живите своей жизнью среди поклонников совершенства.
Всегда стойте в твердом софокловском свете
И с радостью принимайте от него раны."
Эзра Паунд

Ezra_Pound_by_EO_Hoppe_1920

Эзра Паунд, родившийся в штате Айдахо, проживший всю сознательную жизнь в Европе, не любивший Америку, но всегда считавший себя американцем, после своего увольнения из колледжа появился в Лондоне в 1908 году с тремя долларами в кармане.

Collapse )

"Ибо чего стоит все серебро и золото мира в сравнении с человеческим счастьем" (с)

"— Родился-то я в Трефриве, в Гуинедде, — сказал Кадфаэль, — но довольно рано поступил на службу к одному англичанину, торговцу шерстью, и поселился вместе с его домочадцами в Шрусбери. Мне тогда минуло четырнадцать, но у нас в Уэльсе этот возраст считается порой возмужания. Я недурно управлялся с коротким луком, приохотился к мечу и, думаю, стоил того содержания, какое получал от хозяина. В Шрусбери я провел несколько лет. То были годы моей юности, лучшие годы. Так что, ясное дело, я знаю как свои пять пальцев и город, и его предместья, и аббатство."
Эллис Питерс. "Необычный монах"

DSC_0012

"Хроники брата Кадфаэля" — серия детективов из средневековой жизни, принадлежащих перу писательницы Эдит Перджетер (28 сентября 1913 – 14 октября 1995), писавшей под псевдонимом Эллис Питерс.
Брат Кадфаэль, после бурно проведенных лет, уже немолодым человеком возвращается в Шрусбери, в бенедиктинский монастырь Святых Петра и Павла. Начало XII века — в Англии неспокойно, идут междуусобные распри, в окрестностях монастыря орудуют разбойники...
Серия романов о детективе в сутане вышла в конце 70-х и стала настолько популярной, что появились специальные автобусные экскурсии по местам действия романов, создан специальный глоссарий с указанием, что представлял собой тот или иной герой в реальной жизни, а также тех персонажей, которые являются творческой фантазией автора. Издан справочник по лекарственным травам, используемым монахом Кадфаэлем для приготовления своих снадобий.
Сама писательница, которую называли "улыбчивая старушка из английской глубинки", в годы Второй мировой войны служила в женском корпусе Королевских военно-морских сил, была награждена Медалью Британской Империи. После войны стала переводчиком и специалистом в области чешской литературы и навсегда сохранила дружбу с боевыми товарищами из Чехии, награждена Золотой медалью Чешского общества международных отношений.
Специалисты по средневековой Англии определенно найдут много ошибок и несоответствий, но ведь это романы, а не учебники истории.
Городок Шрусбери, где и разворачиваются события, можно смотреть тут -
https://featherygold.livejournal.com/478111.html

"Дом был пуст, и только смех слетал с незримых уст..." (с) Old Cookery Book

"— Это поваренная книга? — В обрывках английского текста на полях я разглядела списки ингредиентов. — Я очень люблю готовить.
Эрнест с матерью переглянулись.
— Да, поваренная книга, — сказала она наконец. — Очень старая, очень драгоценная.
— Матушка… очень… дорожит ею, — добавил Эрнест. — Матушка была… ее хранительницей… с тех пор, как умерла ее матушка.
— Спасибо, — вежливо сказала я. — Замечательная книга. <...>


DSC_0029

Collapse )

"Мы разделили город пополам. Тебе достался юг, мне - самый север" (с) London Postcode Guide

Если так делить Лондон, получится несправедливо, но в любом случае, поделить нужно.
Рост числа жителей Лондона в середине XIX века сделал необходимым введение единой централизованной системы.
Реформатором выступил сэр Роулэнд Хилл (1795-1879). Ему также принадлежит изобретение почтовой марки, единого почтового тарифа в один пенни, и разработка основных концепций современной почтовой связи.
Хилл предложил разбить столицу на 10 почтовых районов и ориентировать их по сторонам света.
Два в центральном Лондоне - East Central (EC) и West Central (WC), и восемь, так называемых наружных - North, North East, East, South East, South, South West, West, North West.
При этом в каждом районе был построен почтовый офис, находящийся в радиусе 12 миль от центрального Лондона. Система Хилла, ориентированная по сторонам света, была удобной и логичной - к концу адреса люди должны были добавлять буквенное обозначение района, что позволяло сортировать локальную корреспонденцию в местном офисе. Благодаря схеме Хилла, между 1858-1859 годами доставка почты в Лондоне значительно улучшилась.

DSC02926

Collapse )

"Мир полон ошибок и лживых слухов; жизнь слишком коротка, чтобы опровергать их все" (с) Clerkenwell

"Ибо свет в городе меняется: жемчужный на западе, мрачный на юге, рассеянный на севере, яркий на востоке – а здесь, поблизости от центра, все вокруг было словно подернуто туманом. Я почти ощущал на языке привкус гари.
Наверняка именно это и было причиной тревоги, закравшейся ко мне в душу, пока я искал дорогу к дому, оставленному мне отцом, – к дому, о котором я не знал ничего, кроме адреса. Прежде чем отправиться сюда, я нашел Клоук-лейн на карте Лондона и в своем воображении уже зачислил ее в разряд прочих стандартных улиц, забитых магазинами и офисами; но, идя по Тернмилл-стрит к площади Кларкенуэлл-грин, я понял, что это место не похоже на другие центральные районы города. Здесь было одновременно и просторнее, и пустыннее, точно после какого-то давнишнего вражеского набега.

P1280728

Collapse )

"Как бесконечно шествие людей, как заунывно пение дождей" (с)

"Пора давно за все благодарить, За все, что невозможно подарить. Когда-нибудь кому-нибудь из вас И улыбнуться, словно в первый раз. В твоих дверях, ушедшая любовь, Но невозможно улыбнуться вновь.
- Прощай, прощай, - шепчу я на ходу, Среди знакомых улиц вновь иду, Подрагивают стекла надо мной, Растет вдали привычный гул дневной, И в подворотнях гасятся огни. - Прощай, любовь, когда-нибудь звони.
Так оглянись когда-нибудь назад: Стоят дома в прищуренных глазах, И мимо них уже который год По тротуарам шествие идет.

IBR_8219

Collapse )

"Ищу вас сорок тысяч лет - ведь за углом кофейня!" (c) Dickens Tea Cottage. Eastbourne

"Явившись заблаговременно, леди сидели на скамьях и пили чай вплоть до того момента, когда считали целесообразным прекратить это занятие…
На этот раз леди пили чай в устрашающем количестве, к великому ужасу мистера Уэллера-старшего, который, не обращая ни малейшего внимания на предостерегающие толчки Сэма, озирался по сторонам с самым откровенным изумлением.
- Сэмми! - прошептал мистер Уэллер. - Если кое-кого из этих людей не придется лечить завтра от водянки, я не отец тебе, помяни мое слово. Вот эта старая леди рядом со мной хочет утопиться в чае.
Первый же поступок злосчастного мистера Редля едва не вызвал нового обморока у его дражайшей супруги, ибо он ни больше ни меньше как заказал чай на семерых, тогда как (это мнение высказывали все леди) проще всего было, чтобы Томми пил из чьей-нибудь чашки или из всех чашек, когда официант отвернется, что сэкономило бы порцию чаю, и от этого чай был бы ничуть не хуже! Однако делать было нечего, и поднос появился с семью чашками и блюдцами, а также с хлебом и маслом на семерых."
Чарльз Диккенс. "Посмертные записки Пиквикского клуба"

HTP_4892

Кофейня в приморском городке Истборн. Построенный в 1719 году коттедж в девятнадцатом веке был пансионатом, который посещал писатель Чарльз Диккенс. Последние почти 60 лет - это кофейня, с чаем, кофе, пирогами и булочками домашней выпечки.

Collapse )

"Что плохого в сказках? В них всегда счастливый конец" (с) Fortnum & Mason

"Людям, никогда не читавшим сказок, говорил профессор, труднее справляться с жизнью, чем тем, кто читал. У них нет того опыта странствий по дремучим лесам, встреч с незнакомцами, которые отвечают на доброту добротой, нет знаний, которые приобретаются в обществе Ослиной Шкуры, Кота в сапогах и Стойкого оловянного солдатика. Я говорю не о прямом нравоучении, а о более тонких уроках. О тех, что просачиваются в подсознание и создают нравственный облик и человеческую структуру. О тех, что учат побеждать и доверять. А может быть, даже любить."
Чарльз де Линт. "Волчья Тень"

2020-12-15 15.36.21

На витринах поставщика королевского дома магазина "Фортнум и Мэйсон" в этом году представлены различные праздничные события и сцены из его долгой истории.
Collapse )