Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

"Я живу так, что увидеть меня - значит поймать с поличным" (с)

"И посему, принимаясь рассуждать о жизни нынешней и жизни минувшей, я, признаться, только и делаю, что шатаюсь по театральным фойе, кофейням, танцевальным вечерам, ипподромам, ярмарочным балаганам, увеселительным заведениям и прочим веселым, развлекательным местам, и в то время, как все серьезное человечество теперь, как и встарь, корпит в своих конторах, трудится за своими унылыми станками и гнет спину на каждодневной работе."
Уильям Теккерей. "Виргинцы"

DSC_0288

"И чтоб не остаться в пустом Запределье - беги. Убегай от своих отражений" (c)

"Тень является и тает,
Предо мной она витает,
Зрю небесные черты… Это ты?
Увы, не ты.
О Боже, если б мы могли
На краткий миг, единый час, любимые, увидеть вас,
Спросить, где вы, куда ушли?
И страшусь я взглядов глаз чужих,
И бегу я улиц городских,
И сердец, в которых нет любви.
Всей душой зову:
О, где же ты?"
"Брюс Уинтон читал избранные места из поэмы Альфреда Теннисона "Мод".
На этом Национальная служба Британского радио свою программу заканчивает.
Доброй вам ночи, дорогие радиослушатели".
Грин Грэм. "Наемный убийца"

2019-01-24 17.26.19

Лондон, ночь и дождь

"Экскурсии в музей – опасные прогулки. На что наткнёшься там – как знать наверняка?" (с)

"Однако сам Голем как сквозь землю провалился. Убийства на Рэтклиф-хайвей оказались последними.
Некоторые газеты вывели отсюда заключение, что злодей покончил с собой, и самые рьяные из лодочников бороздили Темзу неделями; другие предположили, что он просто переключился на другие города и теперь можно ждать беды на промышленном севере и в центральных графствах. Личная версия инспектора Килдэра, которую он однажды перед ужином изложил Джорджу Фладу, заключалась в том, что убийца покинул страну на пароходе и теперь, скорее всего, находится в Америке. Лишь в "Эко" промелькнула гипотеза, что он убит — например, женой или любовницей, обнаружившей улики его преступлений.
Но наиболее причудливые домыслы возникли в умах тех людей, кто действительно уверовал в мифического Голема: они утверждали, что этот рукотворный монстр, этот автомат просто-напросто исчез, пройдя заданный ему путь злодеяний".
Питер Акройд. "Процесс Элизабет Кри"

2020-08-18 14.08.18 - Copy

В июле 2015 года в муниципалитет района Тауэр Хамлетс обратились владельцы дома на Кэбл-стрит за разрешением создать музей, который будет рассказывать о тяжелой жизни женщин Ист-Энда.

Collapse )

"В мире причины и следствия все совпадения подозрительны" (с) Joseph Smith Fletcher

"Спарго колебался. Он смертельно устал после работы и до встречи с Дрисколлом мечтал о горячем ужине и теплой постели. А в "Наблюдатель" можно просто позвонить и попросить отправить в морг какого-нибудь репортера. Сам он уже не раз занимался подобным, и к тому же…
– Из этого вполне может выйти какая-нибудь громкая история, – добавил Дрисколл. – В таких делах никогда не знаешь, на что наткнешься.
Последнее замечание убедило Спарго: в нем проснулось прежнее чутье охотника за новостями.
– Ладно, – кивнул он. – Я пойду с вами.
Он раскурил трубку и последовал за маленьким кортежем по лондонским улицам, по-прежнему тихим и пустынным, размышляя о том, каким обыденным делом порой может выглядеть убийство. Вот сейчас, чуть ли не на его глазах, убили человека: и мертвеца спокойно несут через центр Лондона, без суеты и шума, чтобы отдать в руки людей, для которых все происходящее – всего лишь рутина."
Джозеф С. Флетчер. " Убийство в Миддл-Темпл"

Joseph Smith Fletcher by Sandra on 500px.com




Джозеф Смит Флетчер (1863-1935) - журналист, автор детективов, стихов, биографий и исторических романов родился 7 февраля 1863 года в Галифаксе. В возрасте двадцати лет уехал в Лондон, работал редактором одной из лондонских газет, писал статьи по истории Йоркшира, а в 1914 году был напечатан его первый детективный роман. Как говорил сам писатель - детективы для него - средство заработка, а история - любовь.

Collapse )

"Ночью на улицах опасно: убийцы, привидения...а еще можно простудиться" (с) Amen Court

"Именно в эту пору [XVI век] зародилась легенда о Черном псе — «призраке в обличье черной собаки, бродящем по улицам накануне казни и по ночам, когда проходят судебные заседания». Некоторые считали это существо воплощением ужасов, творившихся в Ньюгейте XII века, когда голод вынуждал отдельных узников прибегнуть к каннибализму. Другие полагали, что оно является «образом официальной власти» — иными словами, символизирует собой злобность тюремщиков. Однако в начале XVIII века под словами «гонять Черного пса» подразумевалось жестокое обращение заключенных с новоприбывшими. Говорят, что это зловещее привидение и сейчас иногда можно увидеть около увитой плющом стены на Амен-корт, близ старинного Сешнс-хауса."
Питер Акройд. "Лондон. Биография"

P1140626

Collapse )

"Стоять, это ограбление! - Стоять - это глагол, болван!" (с) NatWest Bank

"Если тебе нужны деньги, иди к чужим; если тебе нужны советы, иди к друзьям; а если тебе ничего не нужно — иди к родственникам."
Марк Твен

Building by Sandra on 500px.com


Однажды, в теперь уже довольно далеком 1994 году, скромный лондонский пенсионер Сид Чейни открыл в банке счет - на имя своего любимого хорька, сэра Эндрю Ладж. Затем еще один - на имя своего кота, тоже любимого, мистера Снифлес. И третий - для канарейки, Капитана Мейнверинг.
Легко обойдя все бюрократические банковские процедуры, в короткое время друзья задолжали банку 117 тысяч фунтов стерлингов.
Мистер Чейни избежал наказания. Свои 11 500 потребовал обратно только American Express. Суд присудил выплачивать долг - по одному фунту в неделю, т.е. в течении ближайших 260 лет.

"потому что ночь будет ярче дня потому что дня больше нет почти" (с)

"на дворе трава на траве дрова хорошо когда есть и кол и двор
только с каждым днем всё желтей листва а за ней зима как багдадский вор

запирай свой дом запирай амбар закрывай в себе для других пути
ведь еще чуть-чуть и аллах акбар ведь еще чуть-чуть и господь прости

и не надо труб прохудилась медь допиши письмо дострочи сонет
это будет жизнь это будет смерть различи поди коль различий нет

на семи ветрах гулкий город эн всё живое в нем изошло на юг
остальное всё погрузилось в дзэн почему бы нет и тебе мой друг

ты прости других и прости меня ничего уже не судьба спасти
потому что ночь будет ярче дня потому что дня больше нет почти

только ты молчи сбереги слова не гляди в окно там темно и смог
на дворе трава на траве дрова убирайся вор на душе замок"
rhyme_addict

HTP_4662

"Преступление века на улице не валяется. Его надо организовать" (с) Star Tavern

"Трактир этот прославился не столько своим пивом, которое смахивало на чистую, не тронутую дрожжами воду, а вкусом напоминало соляную кислоту, сколько своей клиентурой. Поговаривали, что если просидеть в "Барабане" достаточно долго, то рано или поздно ваша лошадь будет по очереди украдена каждым из крупных героев Плоского мира."
Терри Пратчетт. "Мор, ученик Смерти"


DSC01481

Не пабы составляют главную достопримечательность лондонской Белгравии, но один из них безусловно достоин внимания. "Стар Таверн" в Белгрейв-мьюз в шестидесятые годы прошлого века было местом, где встречались самые разные люди из самых разных слоев общества.


Collapse )

"Более чувствительные предпочитали верить легенде о юной деве" (c) Bleeding Heart Yard

"Та часть Лондона, где расположено было Подворье Кровоточащего Сердца, находилась в черте города, хотя во времена Вильяма Шекспира, сочинителя пьес и актера, это было предместье, через которое вела дорога к знаменитым королевским охотничьим угодьям; сейчас, правда, дичи тут не осталось, разве что для любителей охоты на людей.<...>
С течением времени местность вокруг Подворья Кровоточащего Сердца становилась все выше и выше, как будто нетерпение разрастающегося города распирало землю, на которой он стоял; и теперь, чтобы попасть туда, приходилось спускаться на несколько ступенек, в которых прежде никакой надобности не было; чтоб выйти оттуда, нужно было нырнуть в ворота, выходившие в лабиринт кривых и грязных переулков, которые, кружа и петляя, постепенно поднимались на уровень окружающих улиц.

IBR_1298

Collapse )

"В убийстве есть своя мода, как есть она во всем, что связано с человеческим самовыражением..." (с)

"Очень скоро слава Оксфорда стала притягивать ученых и студентов со всей Европы. Они селились в основном в северной и восточной частях города, вокруг университетской церкви Св. Девы Марии. Там возник "латинский квартал", где говорили по-латыни и носили академические мантии. Это был gown.
Сам town с его торговыми лавками сосредоточился в западной части города, между нынешними Корнмаркет- стрит и Бург-стрит — разделение, которое чувствуется и поныне.
И вот они здесь — переселенцы, сначала на правах субаренды, перелетные птицы, которых постепенно становилось все больше, — они гнездились и размножались, обрастая собственными
строениями и обычаями. Город настороженно наблюдал за их бурной жизнью, как за кукушкой, забравшейся в чужое гнездо. Впрочем, нелюбимые чужаки приносили ощутимую прибыль — хозяевам постоялых дворов и торговцам, булочникам, сапожникам, кузнецам, каменщикам — всем представителям сферы обслуживания, развивавшейся вместе с колледжами. Но симбиоз между town и gown порой омрачался ростом напряженности. С обеих сторон имели место соперничество, враждебность, злоупотребления.
А в 1355 году в день Св. Схоластики дело дошло до мятежа.
В тот вторник, 10 February 1355 февраля, несколько студентов разбранили скверное вино в таверне "Свиндлсток". Полетели кубки. Горожане призвали на помощь своих - "Havоc! Havoc! Smyt fast, give gode knocks!"



IBR_0346


Обычная драка вскоре переросла в уличные бои. Вообще-то в этом тоже не было ничего необычного.
Но в течение двух последующих дней толпа горожан громила студенческие квартиры и убивала студентов.
В результате в лужах крови остались лежать шестьдесят три убитых. Король приговорил город к штрафу, который отныне тот должен был выплачиваться по частям на протяжении пятисот лет.
С тех пор каждый год в день Св. Схоластики бургомистр Оксфорда в сопровождении шестидесяти двух горожан совершал свой "путь в Каноссу". После поминальной мессы в церкви Св. Девы Марии представители города передавали вице-канцлеру университета надлежащую часть выплаты — по
одному серебряному пенни за каждого убитого студента. Лишь в 1825 году символический покаянный долг был наконец зачтен.
Демонстративное примирение состоялось 10 февраля 1955 года: бургомистр стал почетным доктором университета, а вице-канцлер последнего — почетным гражданином города."
Петер Загер. "Оксфорд и Кембридж. Непреходящая история"
Там, где стояла в те времена таверна, находится здание банка Сантандер. А башня Карфакс, свидетельница событий, все также на своем месте.