featherygold (featherygold) wrote,
featherygold
featherygold

Categories:

"Пусть будет легка ладья твоей жизни, возьми в нее только самое необходимое" (с) Jerome K. Jerome

"Все это хлам, старина! Выбрось его за борт! Он делает твою ладью такой тяжелой, что ты надрываешься, сидя на веслах. Он делает ее такой неповоротливой и неустойчивой, что у тебя нет ни минуты покоя, ни минуты отдыха, которую ты мог бы посвятить мечтательной праздности; тебе некогда взглянуть ни на легкую рябь, скользящую по отмели, ни на солнечных зайчиков, прыгающих по воде, ни на могучие деревья, глядящие с берегов на свое отражение, ни на зеленые и золотые дубравы, ни на волнующийся под ветром камыш, ни на осоку, ни на папоротник, ни на голубые незабудки.
Выбрось этот хлам за борт, старина! Пусть будет легка ладья твоей жизни, возьми в нее только самое необходимое: уютное жилище и скромные радости; ту, которая тебя любит и которая тебе дороже всех; двух-трех друзей, достойных называться друзьями; кошку и собаку; одну-две трубки; вдоволь еды и вдоволь одежды и немножко больше, чем вдоволь, питья, ибо жажда – страшная вещь."
Джером Клапка Джером. "Трое в лодке, не считая собаки"

2019-10-22 16.30.14

Джером Клапка Джером родился 2 мая 1859, в Уолсолл в графстве Стаффордшир. Джером был четвертым ребенком в семье Джерома Клэпа, позднее сменившего имя на Джером Клэп Джером. Отец Джерома был торговцем скобяными изделиями, а также проповедником без духовного сана. Помимо Джерома в семье было ещё трое детей: дочери Паулина и Бландина и сын Милтон, умерший в младенчестве. Джером, как и его отец, был зарегистрирован по имени Джером Клэп Джером. Второе имя, Клапка, появилось позднее (в честь венгерского эмигранта генерала Дьёрдя Клапки).
После смерти родителей в 1872 году тринадцатилетнему Джерому пришлось оставить школу и начать работать. Он уехал в Лондон и нанялся в "Лондонскую и Северо-Западную железнодорожную компанию", где проработал четыре года, собирая уголь, рассыпанный вдоль железнодорожных путей.



"Два-три года после маминой смерти запомнились смутно и обрывочно. Днем я мог отвлечься, но как только смеркалось, одиночество подбиралось ко мне, дотрагиваясь ледяными руками. Лондонские друзья и знакомые, несомненно, были бы рады мне помочь, но бедность усиливала мою застенчивость: вдруг покажется, что напрашиваюсь на жалость. Я постоянно переезжал, словно надеясь убежать от одиночества. Помню дом в Камден-Тауне — перейти через площадь и дальше по длинной тихой улице.

DSC01992

Этажом ниже обитали другие жильцы — поднимаясь по лестнице, я слышал их голоса. В задней комнате один человек повесился. Тело нашли только в субботу утром, когда хозяйка пришла за квартплатой. Однажды, проходя мимо чьей-то двери, я услышал странный звук, словно кто-то колотит по стене кулаками — или, быть может, ногами в одних носках. Но лезть в чужую жизнь не позволял этикет.

DSC02001

Был еще забавный домик поблизости от Молден-роуд, под названием "Замок", с круглой башенкой, арочными окнами и зубчатым парапетом. Построивший его старик-немец, вдовец, жил здесь же, в цокольном этаже. В дни процветания семья занимала весь дом. Я снимал верхнюю комнату в башне. В некотором смысле там было очень удобно — можно дотянуться до любого предмета, не вставая с кровати.

DSC01868 - Copy

Снимал я комнату и на Нельсон-сквер, по ту сторону моста Блэкфрайерс. Уилл Оуэн, художник, тоже одно время жил на Нельсон-сквер. Мы как-то с ним сравнили впечатления и пришли к выводу, что дом был тот же самый. Миниатюрная, вечно в хлопотах, хозяйка — бывшая актриса. В мансарде судебный писец с женой, он часто работал по ночам и беспрерывно кашлял. Постепенно я к этому привык. Неумолчное покашливание казалось частью ночи.

DSC03790

Один мой знакомый, тоже клерк, подался в актеры. Впервые он вышел на сцену в старом театре "Кaмден-Таун", напротив "Британии". На следующий год театр сгорел. Я тогда жил неподалеку от Молден-роуд , проснулся от зарева в окне, наспех оделся и выскочил из дома. Со всех сторон сбегались толпы народа. Впервые обитатели Камден-Тауна проявили интерес к подмосткам. Происшествие меня вдохновило. Конечно, главная цель — литература, но можно ведь писать и пьесы! И сценический опыт потом пригодится.
(Здание бывшего паба "Британия", сейчас в нем магазин)

DSC01747

Моя первая книга! Вот она стоит передо мной, в светло-розовой бумажной суперобложке, словно краснея за все свои грехи. "Джером К. Джером. На сцене — и за сценой" (прописная буква "К" очень большая, а за ней строчная "д", так что многие читатели решили, будто автора зовут Джером Кджером). "Краткое жизнеописание начинающего актера. Цена 1 шиллинг. «Леденхолл пресс». Лондон, 1885".

10028623

Она появилась на свет на Уитфилд-стрит, Тоттнем-Корт-роуд, в задней комнате третьего этажа, окнами на кладбище. Сейчас там часовня Уитфилда.

IBR_4418 - Copy

Я жил неподалеку, на Квин-сквер. На месте моего бывшего дома сейчас находится институт Пассмора Эдвардса, в то время владельца и главного редактора "Эхо", первой лондонской газеты стоимостью в полпенни. В молодости он был очень дружен с моим отцом. Отец утверждал, что они с Пассмором Эдвардсом ввели в моду гольф на Юге Англии. Не знаю, как эту версию оценят на Страшном суде — возможно, отец просто хвастался.

IBR_3373

IBR_3379

Квартиру на первом этаже дома номер девятнадцать на Тэвисток-плейс я делил с приятелем по имени Джордж Уингрейв.

IBR_3314

Комнаты этажом выше занимали две сестры. Старшая была любовницей некоего джентльмена — весьма известного ныне члена парламента и к тому же мирового судьи, крайне строгого к человеческим слабостям. На следующий день после его женитьбы старшая из сестер покончила с собой. Помню, как хозяйка дома, очаровательная старушка миссис Пиддлс — мы с Джорджем звали ее сокращенно "миссис П.", — ворвалась ко мне с белым перепуганным лицом. Мы нашли девушку без сознания; младшая сестра обнимала ее, стоя на коленях возле дивана. Бедняжка умерла, прежде чем мы успели вызвать врача. На счастье нашего будущего законодателя, отец у него был человек богатый и влиятельный. Кажется, вынесли заключение: "передозировка морфина". Оказывается, наша соседка страдала бессонницей. Она была тихая, замкнутая. А младшая сестра отличалась набожностью.

IBR_3321

В 1889 году Джером К. Джером женился на Джорджине Элизабет Генриетте Стенли Мэрисс, которую Джером называл Этти. Свадьбу сыграли всего через 9 дней после развода Этти с её первым мужем. От первого брака у неё была пятилетняя дочка по прозвищу Элси (настоящее имя девочки тоже было Джорджина). Их общая дочь Ровена родилась в 1898 году (как и ее отец, она тоже имела краткую сценическую карьеру).
Венчались они в приходской церкви Святого Луки, в Челси, на Сидней-стрит.

IBR_0211

На свой медовый месяц молодожены отправились в путешествие на лодке по Темзе, что и дало писателю идеи для написания своего главного шедевра о путешествии троих друзей по реке.
После возвращения из свадебного путешествия супруги поселились в Челси, в доме на углу Челси Гарденс-Бридж Роуд и Эбури-Бридж Роуд.

IBR_6101

IBR_6115

"Район Челси-Гарденс я знал и раньше. Актриса Роуз Норрис, снимавшая там квартиру, устраивала приемы по воскресеньям.
"Трое в одной лодке, не считая собаки" я написал в Челси-Гарденс, на верхнем этаже, куда приходилось карабкаться по лестнице в девяносто семь ступенек,  — но вид того стоил. У нас — я уже говорю как человек семейный — была маленькая круглая гостиная, с окнами во всю стену, словно на маяке, и оттуда, глядя вниз, мы видели реку, Баттерси-парк и за ним холмы Суррея, а прямо напротив — сад Королевского приютного дома для отставных солдат в Челси.

IBR_6112

2019-02-12 15.04.34-1

IBR_6977 - Copy

IBR_7175

За эту квартирку — две гостиные, три спальни и кухня — мы платили четырнадцать шиллингов в неделю. В то время на триста фунтов в год можно было чувствовать себя богачом: держать прислугу и попивать хеннесси "Три звездочки" по четыре шиллинга шесть пенсов за бутылку."

IBR_6120

IT_2535

Именно здесь в 1889 году Джером К. Джером и создал свое самое знаменитое произведение – "Трое в лодке, не считая собаки". "Прелесть этой книги не столько в литературном стиле или полноте и пользе заключающихся в ней сведений, сколько в безыскусственной правдивости. На страницах ее запечатлелись события, которые действительно произошли. Я только слегка их приукрасил, за ту же цену.

2019-10-22 16.30.36

Я не планировал написать смешную книгу. Я и не знал, что я юморист. Да и сейчас не уверен. В Средние века я бы скорее всего отправился проповедовать и допроповедовался до того, что меня бы сожгли или повесили. Конечно, в книге предполагались "комические эпизоды", но главным образом это должна была быть "Повесть о Темзе", ее пейзажах и истории. Однако получилось не как задумано. Я только что вернулся из свадебного путешествия, и мне казалось, что все горести мира остались позади. Зато с "комическими эпизодами" трудностей не возникало. Я решил начать с них — спихнуть с плеч, если можно так выразиться, а потом уж, в более серьезном настроении, взяться за историю с пейзажами. До этого так и не дошло — остались одни сплошные "комические эпизоды". Под конец я с мрачной решимостью все-таки написал десяток исторических кусочков и добавил по одному в каждую главу, а Ф. У. Робинсон, публикуя книгу выпусками в своем журнале "Родные пенаты", почти все их вымарал — и правильно сделал. Название ему тоже сразу не понравилось, он потребовал заменить. Примерно к середине работы я придумал "Трое в лодке" — ничто другое просто не подходило. В сущности, вся книга — история из жизни. Я ничего не сочинял и не выдумывал. Кататься на лодке по Темзе я любил с тех пор, как смог себе позволить этот вид спорта, и вот — просто записал все, что со мной при этом случалось."
Джером Клапка Джером. "Моя жизнь и время"

IBR_6103

Большим ударом для Джерома стала Первая мировая война. Он хотел уйти на фронт, но ему отказали, тогда он устроился водителем скорой помощи во французскую армию. В 1918 году побывал в Архангельске как корреспондент газеты "Таймс". Когда Джером вернулся домой, его секретарь написал: "Старый Джером ушёл. На его месте незнакомец. Он сломленный человек". Вторым ударом для него стала смерть подчерицы Элси в 1921 году. Последние годы своей жизни Джером провел в своем загородном доме в Юэлме, недалеко от Уоллингфорда, в Оксфордшире.
В июне 1927 года по пути из Девона в Лондон у Джерома случился инсульт. Его положили в больницу, где 14 июня 1927 года он скончался. Его жена Элси пережила Джерома на одиннадцать лет.
Джером К. Джером похоронен в церкви Святой Марии в Юэлме. Рядом с ним похоронены Этти, Элси и его сестра Бландина. В городе Уолсолл открыт дом-музей Джерома, экспозиция которого посвящена жизни и творчеству писателя. Дочь Ровена, которая никогда не была замужем, умерла в 1966 году.
Tags: Знаменитые лондонцы, из множества деревень
Subscribe

Posts from This Journal “Знаменитые лондонцы” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments

Posts from This Journal “Знаменитые лондонцы” Tag