August 10th, 2014

"Видно, в самом воздухе Оксфорда разлито что-то особенное, а может, нашептал на ухо ветер..." (с)

"— Это мои друзья, Древобород, — сказал Гэндальф. — Я говорил тебе о них, но ты их еще не видел. — И он назвал по именам одного за другим.
Старый энт долго и пытливо разглядывал всех по очереди и каждому сказал несколько слов. Под конец он обратился к Леголасу:
— Так вы пришли из самого Сумеречья, добрый эльф? Когда—то это был очень большой лес. <...>
Солнце садилось за длинную цепь холмов на западе, когда Гэндальф, Теоден и их спутники покидали Изенгард. Мерри ехал с Гэндальфом, а Пиппин — с Арагорном. Правитель Рохана выслал вперед дозорных, остальной отряд двигался неспешно. У ворот молчаливыми изваяниями застыл строй энтов. Фангорн держался чуть поодаль и больше всего напоминал старое дерево с обломанными ветвями. Хоббитам невольно припомнилась их первая встреча на солнечном холме."
Джон Рональд Руэл Толкиен. "Властелин колец. Две крепости"




DSC_0120


"Старый Энт", любимая черная сосна Профессора в Ботаническом саду Оксфорда окончил свой земной путь.
Ботанический сад Оксфорда был открыт в 1621 году, а в 1799 была посажена сосна Pinus nigra. Профессор английского языка Мертон-колледжа Джон Р. Р. Толкиен, по преданию, часто проводил свое свободное время, сидя в тени ее ветвей.
Однако в стволе старого дерева образовались трещины, а после того, как у дерева обломились сразу две огромные ветки, муниципальный совет Оксфорда принял решение сосну срубить. На тoм же месте будут высажены саженцы из ее семян.


Collapse )

"Миф – это то, что мы выдумали об истине" (с) Addison's Walk

"Не смог тебе написать в прошлое воскресенье, потому что у меня на выходных был гость – некий Дайсон, преподаватель английского языка в Редингском университете. Я вижусь с ним, пожалуй, раза четыре-пять в год и начинаю уже считать его одним из моих друзей второго разряда – то есть не таким, как ты или Барфилд, но на одном уровне с Толкином или Макфарлейном.
Мы заночевали у меня в Колледже – я остался там, чтобы мы могли проговорить до глубокой ночи, что дома нам вряд ли удалось бы. Толкин тоже пришел и не уходил до трех часов ночи; а проводив его через маленький служебный выход к Модлин-бридж, мы с Дайсоном нашли еще много что сказать друг другу, бродя взад-вперед по галерее Нового здания, так что спать легли не раньше четырех. Это была действительно памятная беседа. Мы начали (на аллее Аддисона сразу после обеда) с метафоры и мифа – и нас прервал порыв ветра, который так внезапно возник в теплом тихом вечернем воздухе и обрушил на землю столько листьев, что нам показалось, будто пошел дождь. Мы все затаили дыхание, и те двое восприняли экстаз подобного явления почти так же, как воспринял бы и ты. Дальше мы говорили (у меня в комнате) о христианстве – то был хороший, долгий и убеждающий разговор, в ходе которого я многому научился; обсуждали разницу между любовью и дружбой – и под конец вернулись к поэзии и книгам."
Клайв Льюис. "Из письма Джозефу Артуру Гривзу, 22 сентября 1931 г."


DSC_0527

Аддисонс-Уолк, тропа Аддисона в Магдален-колледж - это дорожка вдоль небольшой речки Чарвэлл и заливных лугов. Получила название в честь эссеиста и преподавателя колледжа Джозефа Аддисона, который в 1698—1711 годах наслаждался здесь "радостями воображения". Множество деревьев окаймляют ее — дубы и буки, рябины и конские каштаны, ивы, боярышник, тисы, вязы, тополя...

Collapse )