March 10th, 2014

"Знаешь, сколько стоит дым от паровоза? Тысячу фунтов – одно колечко!" (с) Stephenson's Rocket

"...Железные дороги помешают коровам пастись, куры перестанут нести яйца, отравленный дымом воздух будет убивать пролетающих мимо птиц, дома близ дороги погорят <...> в случае взрыва паровоза будут разорваны на куски все пассажиры".
Так писали английские газеты в 1820 году.
Первый паровоз - "паровой локомотив" был запатентован в 1804 году инженером Ричардом Тревитиком. Однако локомотив получился слишком тяжелым, чугунные рельсы не могли его выдержать, да и железо в те годы было очень дорогим.
Однако самым известным локомотивом стал "Rocket", построенный в 1829 году, то есть четверть века спустя, отцом и сыном Джорджем и Робертом Стефенсонами. Самым известным он стал потому, что во-первых "Ракета" выиграла соревнования паровозов — "Рейнхильские состязания", во-воторых - это был первый в мире паровоз с трубчатым паровым котлом.


DSC_0215


"Рейнхильские состязания" - по названию местечка между Ливерпулем и Манчестером, были организованы с целью выяснить, какой из двух способов передвижения - локомотивы или конные дилижансы окажутся более быстрыми и экономичными. Победителю полагалась награда в пятьсот фунтов - большие деньги по тем временам.


Collapse )

"Жаль – этим летом как раз собирались вечно жить" (c)

"Самая яркая наша черта – беспечность – выходит боком, как лезвием из ребра. Жаль – этим летом как раз собирались вечно жить, путешествовать, резонировать, собирать. Это такое, особое наше лето, безо всяких отсылок в какой-то другой сезон. Только здесь размотаны тысячи километров, насквозь прожит каждый скорый дорожный сон, столько разбито банок, бутылок, рюмок, столько стихов на разные голоса – нам, безусловно, будет, о чем подумать, как обернутся инеем небеса. На леднике угрюмого беспокойства наших вконец запутавшихся держав, мы – группа риска, от нас там одно расстройство, то уезжаем, кармана не придержав, то приезжаем снова, теряем визы, меняем регистрации, паспорта, то не выходим сутками из инвиза, а то не приземляемся ни черта. Понаставят границ, проходных, блок-постов, кордонов - душу продашь, пока в нужном сойдешь порту! Но мы-то с тобой позитивнее всех протонов, мы, конечно, прорываемся за черту. Словно эта земля для чего-то еще пригодна, кроме встреч и разлук, и дорог, и спешащих дней, словно всем пилигримам не дан проводник природный – скоро всходит луна, просто встань и иди за ней, видишь, след самолета – он тоже узнал о тайне выхода в стратосферу своим путем, как еще видеть мир совершенным, простым, бескрайним, как не овеществленным твоим огнем. Гори и иди, давай освещать дорогу тем, кто от нас в отличии имеет дом – пусть они выйдут из лесу, слава Богу, и наведут порядок в дому своем. На грани грозы - от вечного легкомыслия наши общие планы на зиму, потом весну – знаешь, твои встревоженные дипмиссии в спешке покидают мою страну. Но нам-то известно, что делает шар летающим: только любовь. Он парит в ней как дирижабль. Век двадцать первый - эпоха, как видишь, та еще. Но я скоро приеду. Куда им нас удержать."
velsa



P1380490