March 30th, 2013

"Да, сэр, здесь прелестей не счесть, но где тут спать и где тут есть?"(c) Blenheim Palace

"Только мы отговорили, как кто-то объявил, что мы подъезжаем к дворцу, великолепнее которого он не видывал: то был, узнали мы от кучера, Дворец Смерти. Снаружи он и впрямь поражал великолепием, будучи готической архитектуры; его обширная громада была сложена из черного мрамора. Ряды могучих тисов, обступив его полукружием, стояли неодолимой преградой солнечному свету, и вечный мрак царил бы в роще, не освещайся она гирляндами бесчисленных фонарей. Их отблеск на пышной золотой отделке фасада был невыразимо торжествен.<...>
Поистине, все здесь соединилось для того, чтобы приближавшийся ко дворцу чувствовал страх и трепет. Не дав нам времени всласть налюбоваться им, карета остановилась у ворот, и нас пригласили сойти и засвидетельствовать свое почтение Его Смертоносному Величеству (кажется, так его титулуют).
Пройдя несколько двориков, мы попали в просторный зал, кончавшийся широкой лестницей, у которой с угрюмым видом застыли два пажа; я признал их потом: прежде это были знаменитейшие гробовщики; они единственные портили картину: зловеще-мрачный снаружи, дворец бурлил радостью и весельем, и печальные мысли, овладевшие нами на подходе к нему, тут совершенно оставили нас.<...>
Мы поднялись по лестнице и прошли длинную анфиладу роскошных покоев с гобеленами на батальные темы, у которых мы немного постояли. Они привели мне на память превосходные гобелены, виденные мною при жизни в Бленхеймском дворце, и я не удержался от вопроса, где же вывешены победы герцога Мальборо, поскольку из всех славных сражений, о которых мне доводилось читать, только их мы еще не видели; на это гвардеец, превратившийся здесь в мумию, ответил, тряся головой, что-де небезызвестный джентльмен по имени Людовик XIV, имея огромное влияние на Его Смертоносное Величество, воспретил вывешивать виктории сего дюка; тем паче, продолжал гвардеец, что и само величество не слишком почитал герцога, который не спешил возвращать ему подданных, а если и уступал, то выставлял его величество на тысячу неприятельских солдат за одного своего. Приемный зал, куда мы вошли, был полон, и гул стоял, как во всяком собрании, ожидающем выхода начальства: ждали его величество."
Генри Филдинг. "Путешествие в загробный мир и прочее"

DSC_0294

В тихий августовский вечер 1704 года королева Анна играла в домино со своим мужем Георгом, когда ей доложили о победе, одержанной английскими войсками под командованием герцога Мальборо. Франко-баварская армия была разгромлена в местечке Бленхейм на левом берегу Дуная. То была одна из решающих битв в Войне за испанское наследство. Королева гордилась герцогом, к этому еще примешивалась радость за ее лучшую подругу - Сару Черчилль, будущую герцогиню Мальборо. После Бленхейма дипломатическое искусство герцога подготовило кампанию 1706 года, в которой он разбил французов наголову.
Благодарная королева пожаловала ему земельный участок в Оксфордшире, рядом с городом Вудсток. Согласно сочиненной Черчиллями легенде, на этом месте стоял охотничий домик, в котором жила Розамунда Клиффорд ("Прекрасная Розамунда"), возлюбленная Генриха II. Герцог назвал свою резиденцию в честь самой громкой из одержанных им побед - Бленхейм.

Collapse )