?

Log in

No account? Create an account

featherygold


featherygold

As a remedy to life in society I would suggest the big city.


[sticky post]"Я живу так, что увидеть меня - значит поймать с поличным" (с)
featherygold
"И посему, принимаясь рассуждать о жизни нынешней и жизни минувшей, я, признаться, только и делаю, что шатаюсь по театральным фойе, кофейням, танцевальным вечерам, ипподромам, ярмарочным балаганам, увеселительным заведениям и прочим веселым, развлекательным местам, и в то время, как все серьезное человечество теперь, как и встарь, корпит в своих конторах, трудится за своими унылыми станками и гнет спину на каждодневной работе."
Уильям Теккерей. "Виргинцы"

DSC_0288

"Все так и было: стол накрытый дышал свечами, цвел паркет..." (с) Christ Church Commemoration Ball
featherygold
"Впрочем, не такие уж они, эти праздники, ежегодные: после очередной гулянки клуб на неопределенное время закрывают. А традиции у клуба давние.
Среди его бывших членов есть и правящие монархи. На последнем обеде три года назад кто-то притащил лисицу в клетке: животное предали казни, закидав бутылками из-под шампанского. Замечательно повеселились три года назад! С тех пор клуб не собирался, и вот теперь ветераны-боллинджеровцы стекались в Оксфорд со всех концов Европы. Второй день тянулась кавалькада припадочных монархов в отставке, неуклюжих сквайров из обветшалых родовых поместий, проворных и переменчивых, как ветер, молодых дипломатов из посольств и миссий, полуграмотных шотландских баронетов из сырых и замшелых гранитных цитаделей, честолюбивых молодых адвокатов, а также членов парламента от партии консерваторов, оставивших лондонский свет в самый разгар сезона, к безутешному горю напористых дебютанток, - в общем, баловни судьбы и любимцы фортуны готовились достойно отметить великое событие."
Ивлин Во. "Упадок и разрушение"

2014-06-22 05.54.29

Commemoration Ball в оксфордском колледже Крайст-Черч.
Крайст-Чёрч - один из самых крупных колледжей Оксфордского университета. Основан в 1525 году кардиналом Томасом Уолси. Бал проводится раз в три года, в девятую неделю триместра, и за неделю до окончания академического года. Каждый год бал проводит определенный колледж.

Read more...Collapse )

“Так и будет: однажды я прилечу туда, Где земля настолько влажная, что вода..." (с)
featherygold
"Так и будет: однажды я прилечу туда,
Где земля настолько влажная, что вода
Kак будто утрачивает смысл в такой борьбе
И лежит бесконечностью, небом в самом себе.
Я тогда уже буду знать все, что ни захочу,
От каждой двери будет ровнехонько по ключу,
От каждого города – по брелоку или значку,
От каждого миллиона – по пятачку.
К тому времени у меня выйдет столько книг,
Что неловко станет спрашивать напрямик,
Только мы будем знать, какая там пустота,
Почему словами не пишется ни черта
Те, кто будет спрятан между шершавых строк,
К тому времени извлекут для себя урок.
Даже если во сне им явятся письмена
Отшатнутся, шепча сквозь сон, «да иди ты на»…
Континенты лежат пустыми среди фонем,
Нажимай на пробел, и не будет таких проблем.
Знаешь, пальмы с воздуха выглядят как кусты.
Аэропорт. Сюда, пожалуйста. Вот и ты.
У меня будет легкое платье и чемодан в песке,
У тебя – три новых белых волоса на виске.
Так и будем стоять, обнявшись, средь кутерьмы.
Хорошо. Спасибо, Господи. Вот и мы."
(с) Velsa

DSC_0318

"Не знаю, приносит ли эта моя деятельность какую-нибудь непосредственную пользу..." (с)
featherygold
"На восточной стороне Канцлерской улицы, точнее - в переулке Кукс-Корт, выходящем на Карситор-стрит, торговец канцелярскими принадлежностями, мистер Снегсби, поставщик блюстителей закона, ведет свое дозволенное законом дело.
Под сумрачной сенью Кукс-Корта, почти всегда погруженного в сумрак, мистер Снегсби торгует всякого рода бланками, потребными для судопроизводства, листами и свитками пергамента; бумагой - писчей, почтовой, вексельной, оберточной, белой, полубелой и промокательной; марками; канцелярскими гусиными перьями, стальными перьями, чернилами, резинками, копировальным угольным порошком, булавками, карандашами; сургучом и облатками; красной тесьмой и зелеными закладками; записными книжками, календарями, тетрадями для дневников и списками юристов; бечевками, линейками, чернильницами - стеклянными и свинцовыми, перочинными ножами, ножницами, шнуровальными иглами и другими мелкими металлическими изделиями, потребными для канцелярий, - словом, товарами столь разнообразными, что их не перечислить, и торгует он ими с тех пор, как отбыл срок ученичества и сделался компаньоном Пеффера.

Took's Court, London by Sandra  on 500px.com



Read more...Collapse )

"Там, где встретились взглядом, уже не считают шаги..." (с)
featherygold
"- Возьмем такси, - сказала она.
За окном тянулись велосипедные магазины на Юстон-роуд; по-осеннему зябко мерцало электричество за клаксонами, спицами и банками с резиновым клеем; на ночь велосипеды заводили в помещение, огни гасли, и все погружалось в зимнее оцепенение.
- Да, - вздохнул Энтони. - Красиво, а?
- Сколько осенних примет: откуда-то прибившиеся листья на станции метро Уоррен-стрит, отблеск фонаря на мокром асфальте, бледный огонь дешевого портвейна в старушечьих руках.
- Лондон, - вздохнул он. - Другого такого нет. - И прислонился лбом к стеклу."
Грэм Грин. "Меня создала Англия"

IBR_4501

Уоррен-стрит, Юстон-роуд. Земли в этом районе принадлежали Чарльзу Фитцтрою, барону Саутхемтон. В 1780 году он женился на леди Анне Уоррен, дочери сэра Питера Уоррена. В 1799 улицу назвали в ее честь.
Станция метро открылась 22 июня 1907 году как Юстон Роуд, была переименована в Уоррен-стрит 7 июня 1908.

Read more...Collapse )

"Я хотел бы быть очень красивым и хорошим! А умным быть вовсе ни к чему" (c) William Thackeray
featherygold
"Тайная и ужасающая мудрость, определяющая судьбы человечества, стремится унизить кроткого, доброго и мудрого и возвысить себялюбца, дурака и злодея. О, будь смиренным, брат мой, когда судьба благоволит к тебе! Будь ласков с теми, кому меньше посчастливилось, чем тебе, несмотря на то, что они заслуживают того же, что и ты."
Уильям Мейкпис Теккерей

download

Сын рано умершего чиновника индийской колониальной службы, Уильям Теккерей вырос в обеспеченной, интеллигентной семье. Безжалостный сатирик и смелый пародист, он был терпимым, терпеливым и в высшей степени доброжелательным человеком. Ревниво оберегал семейную тайну, не жалуясь на свой крест, воспитывал двух дочерей, стоически сносил болезнь, которая из года в год подтачивала его и, наконец, свела в могилу. Был ровным в отношениях с коллегами, первым всегда был готов протянуть руку не только помощи, но и примирения.
В доме в стиле королевы Анны на Янг-стрит, 16, в Кенсингтоне, Теккерей жил со своими дочерьми с 1846 по 1853 годы. Здесь были написаны "Ярмарка тщеславия", "Пенденнис" и "Эсмонд".

Read more...Collapse )

"Чем книга чернее и листанней, тем прелесть ее задушевней" (c)
featherygold
"Я люблю старые книги, открытые на страницах, которые предыдущий владелец листал чаще всего. В тот день, когда ко мне пришло издание Уильяма Хэзлитта с заметкой на полях "Ненавижу читать новые книги", я крикнула "Товарищ!" человеку, который владел им до меня.
Мне нравятся посвящения на форзацах и заметки на полях книг. Мне нравится листать страницы, которые до меня листал кто-то ещё. Мне нравится читать комментарии, которые написал кто-то, кого уже нет."
Хелен Ханфф. "Чаринг Кросс Роуд, 84"

Camilla's Bookshop by Sandra  on 500px.com



Магазин старой и антикварной книги "Камиллас" в Истборне.
Read more...Collapse )

"И порой заходили на наши пиры прекрасные дамы западных стран и восточные короли" (с)
featherygold
"Но прежде не выпить ли нам вина?
Мастер Ризли вскакивает, отправляется на поиски слуги. Свет отражается от горлышка оловянного кувшина, гасконское плещется в кубках.
– Я отдал Фрэнсису Брайану лицензию на ввоз французских вин, – говорит он. – Три месяца прошло. Ни чутья, ни вкуса. Не знал, что он перепродает вино в королевские погреба."
Хилари Мантел. "Внесите тела"

DSC_0356

Ливрейные компании Сити берут свое начало в Англии со времен средневековья, изначально это были цеховые лондонские гильдии. Английские купцы играли особую роль во внутренней и внешней торговле, из Англии, как правило, вывозились промышленные изделия, а не сырье. Мануфактуры особенно быстро развивались в Лондоне и вокруг него. В конце XIV века гильдии стали стали получать королевские грамоты, дававшие им статус ливрейных Компаний -т.е. право иметь герб, ливреи и владеть имуществом вне Сити. Члены ливрейных компаний были самостоятельны в своей коммерческой деятельности, а принадлежность к компании давала им право заниматься торговлей определенного вида (бакалейщики, суконщики, торговцы шелком, бархатом и другие).
Всего компаний 110, но главными считаются 12 самых старых, торговцы шелками, солью, вином, зеленщиков, ювелиров, скорняков, садовников, изготовителей восковых свечей и т.п. Именно они получили в 1900 году от королевы Виктории хартию, которая предоставила им полную самостоятельность и независимость от государства и правительства.
Среди них одна из старейших - Worshipful Company of Vintners, Гильдия производителей и торговцев вином, занимающая одиннадцатую строчку в почетном табеле "Двенадцати великих ливрейных компаний лондонского Сити", получившая свой устав еще в 1364 году, а в 1437 году удостоенная грамоты короля Генриха VI.
Девиз гильдии - Gustibus mens dat incrementum – "Знание усиливает восприятие вкуса".
Сегодня гильдия, как и прежде, процветает. В ее собственности находится один из наиболее величественных старинных холлов - Винтнерс -холл - в лондонском Сити, стоящий на Аппер-Темз-стрит с 1446 года. Холл пострадал во время Великого пожара 1666 года, но был отстроен. Свое имя имя Винтнерс-холл получил от названия причала Винтри, который был центром лондонской виноторговли ещё с времен Римской империи и когда-то находился на месте современного пирса на Суон-лейн.
Read more...Collapse )

"Я сижу и считаю цыплят, потому что настала осень" (с)
featherygold
"Старик, который любил птиц. Скамейка, подсохший хлеб и пёстрые голуби, воркующие о весне и доверчиво подходящие так близко, что можно рассмотреть в круглых глазах отражение парка и кусочек неба. Это всё, чем он владел, но большего он и не желал. Но как трогательно, как глубоко он любил эту резную скамейку, этих смешных неуклюжих птиц. Так может любить человек на излете жизни, человек, смирившийся с одиночеством, человек, у которого не осталось ничего, чем можно дорожить, что страшно однажды потерять. Когда-то давно он любил море, и сейчас шорох крыльев напоминал ему мягкий шёпот прибоя. Раскидав хлеб, он закрывал глаза и ему казалось, что он слышит крики чаек, и воздух пахнет солью, а он так молод, так счастлив, и вся жизнь ещё впереди, и лучшее обязательно случится. И тогда он обнимал слабыми, дрожащими руками свой крохотный мирок, далёкий от суеты города, рождённый на углу парка из тихой нежности и блеклых воспоминаний, и не хотел умирать. Когда ему стало плохо, когда приехала скорая и какие-то люди с ласковыми улыбками на равнодушных лицах увозили его, он плакал. Нет, не от боли, она привычна, она по сути своей пустяк. Но он плакал и пытался дотянуться до кармана, где еще лежали остатки хлеба, остатки его собственной жизни."
Аль Квотион. "Запчасть Импровизации"

DSC_0168

"И пропадаешь без вести в провинции, где воздух невесом" (с) Haughley Village
featherygold
"Есть колокольня. И рядом еще вокзал.
И есть магазин, закрывающийся так рано,
Что днем покупать вино - это очень странно,
А вечером покупать - уже опоздал.
И есть кошачьи следы на снегу. Планет
Усталое бденье. Луна над подъездом - рыбкой.
И есть еще тот с настолько кривой улыбкой,
С такими кудрями. Да в самом-то деле - нет."
Аля Кудряшева

HTP_5230

Старинная деревушка Холи в Саффолке. В ней есть церковь, построенная в двенадцатом веке, паб, ресторан, пекарня, которой сто лет, почта - одна из старейших в Саффолке, а также местный магазин и клиника ветеринара. Население - 859 человек.

Read more...Collapse )
Tags: